Make your own free website on Tripod.com
english version
 |  Home  |  Info  |  Artists  |  Gallery  |  Events  |  Links  |  Contacts  | 
русская версия

Chernobyl Sarcophagus

S H E L T E R

Project of Strontium-90 Art Group

_________________________________________________________________________________



This page contains Appeal of "Strontium-90" group concerning public vindication of Chernobyl operators, which have unfair reputation of persons guilty of Chernobyl disaster, only in Russian language. English version of the same text will be presented a little later. You can try to translate the following text into English with the help of the online translator  at  www.translate.ru



Президенту Украины
Премьер-министру Украины
Председателю Верховной Рады Украины

Руководителям парламентских групп и фракций
Лидерам политических партий Украины

О Б Р А Щ Е Н И Е
СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ГРУППЫ
НЕЗАВИСИМЫХ ХУДОЖНИКОВ "СТРОНЦИЙ-90"


О политической и общественной реабилитации
операторов Чернобыльской АЭС


В канун 20-й годовщины Чернобыльской катастрофы участники Социально-экологичекой группы независимых художников "Стронций-90" призывают Президента Украины, премьер-министра, главу парламента, руководителей парламентских фракций, лидеров всех политических партий Украины и всех, для кого важна историческая справедливость, приложить все возможные усилия для общественной и политической реабилитации операторов Чернобыльской АЭС, за которыми несправедливо закрепилась репутация виновников ядерной катастрофы. Ночью 26 апреля 1986 года пламя пожара на четвертом блоке Чернобыльской АЭС ярко высветило имена героев-пожарных, которые после взрыва реактора преградили путь огню, не дав ему перекинуться на соседние ядерные блоки. Шестеро пожарных погибли. Их имена и подвиг навечно вписаны в историю человечества как пример мужества и самопожертвования ради жизни на Земле.

Подвиг операторов атомной станции, которые самоотверженно боролись со смертельной стихией в темных боксах разрушенного блока, оказался менее заметным. Вооруженные профессионализмом и чувством гражданского долга, они мужественно и решительно выступили против смертельной угрозы, исходившей от неуправляемого реактора и от другого опасного оборудования. Двадцать из них погибли. Но они не дрогнули, не оставили свои рабочие места, не убежали! Более того, до конца дня на разрушенный блок прибывали новые операторы, заменяя обессилевших товарищей.

Их обливало радиоактивной водой, обдавало струями раскаленного пара, било электрическим током от разорванных проводов, им не давала дышать радиоактивная пыль. Их обжигало пламенем пожаров внутри блока, а над ними с разрушенной крыши свисали и падали бетонные плиты. Невидимая и беспощадная радиация пронизывала и жгла их. Но они знали, что во что бы то ни стало должны сделать то, что кроме них никто не сделает.

Это они, работники атомной станции, ценой своей жизни выполнили действия, благодаря которым огромное количество взрывоопасного водорода было удалено из оборудования разрушенного блока, а в специальные подземные емкости было слито более 200 тонн огнеопасного масла. Страшно представить последствия загорания масла и взрыва водорода в том ядерном Везувии, в который тогда превратился четвертый блок!

Операторы пытались сделать все, что еще было возможно, для уменьшения губительных последствий ядерной аварии. Они подавали воду в аварийный реактор, проводили необходимую разведку помещений и состояния оборудования, отключали ненужное оборудование, подавали воду в противопожарные системы, выполняли дозиметрическое обследование помещений и территории станции, обеспечивали безопасную остановку и расхолаживание других реакторов…

Некоторые из них получили правительственные награды. В том числе, посмертно. Но в обществе было сформировано необоснованное мнение об операторах как виновниках аварии. Это мнение укрепилось, оно сохраняется и, более того, до сих пор целенаправленно поддерживается, несмотря на очевидные теперь изъяны в конструкции реактора, которые фактически явились запалом для взрыва. Взрыв реактора произошел после нажатия кнопки "Аварийная защита 5-го рода" (АЗ-5), специально спроектированной… для полной остановки реактора - немедленной, безусловной остановки, в любой ситуации, независимо от предшествовавших действий операторов, состояния самого реактора и другого оборудования и вне зависимости от внешних факторов: пожара, землетрясения, урагана, наводнения и т.п. Да, кнопку нажал оператор, и никто другой не имел права это сделать. Но разве логично и справедливо обвинять его в том, что события, последовавшие за нажатием кнопки, оказались противоположными тем, что были заложены в проекте реактора?! Конечно, нет! Такие обвинения кощунственны, бессовестны и аморальны.

Очевидно, что основной причиной несправедливого обвинения операторов стало то, что в качестве экспертов при расследовании причин аварии привлекались, прежде всего, представители научных и проектных организаций, причастных к проектированию чернобыльского реактора. По сути, сложилась ситуация, когда право истины в последней инстанции было безраздельно присвоено "жрецами" от советской ядерной науки, которые не были заинтересованы в признании собственных ошибок и переложили вину на операторов, сделав их "стрелочниками".

Первый доклад о причинах аварии, представленный Советским Союзом в МАГАТЭ осенью 1986 года, основывался не на стремлении экспертов-физиков докопаться до истины, а на законах "политической физики", по которым политические императивы выше физических истин. В результате, операторы были обвинены в шести нарушениях, которые, якобы, и привели к катастрофе. К сожалению, откровенно искаженные сведения о причинах аварии в период острого дефицита информации и высокого эмоционального напряжения в обществе были восприняты и укоренились в сознании миллионов людей как непреложная истина.

Сейчас критические, если не сказать - преступные, просчеты в проекте чернобыльского реактора хорошо известны, и ни один серьезный ученый не станет их отрицать. Неоднократные перерасследования причин аварии подтвердили эти проектные изъяны, и уже не раз исследователи заявляли о невиновности операторов. Выводы первого такого расследования стали сенсацией за рубежом и теперь хорошо известны на Западе.

Первое официальное перерасследование было проведено в 1990-91 годах государственной комиссией по инициативе тогдашнего Госатомнадзора СССР. Заключение этого расследования таково: действия операторов, которые комиссия 1986 года сочла нарушениями, никак не повлияли на возникновение аварии и ее катастрофическое развитие; кроме того, часть "нарушений" была попросту инкриминирована персоналу - на самом деле действия операторов соответствовали тогдашним инструкциям; вместе с тем, сделать заключение о правомерности или ошибочности некоторых действий операторов оказалось невозможным из-за противоречий в тогдашних инструкциях для операторов.

Однако разрозненные сообщения и заявления 1991 года и последующих лет не смогли противостоять той лавине лжи и клеветы, которая была выпущена против операторов в первое время после аварии.

Группа украинских художников "Стронций-90" считает необходимым восстановить, наконец, справедливость. Речь не идет об отмене или пересмотре какого-либо решения. Не существует ни одного официального документа, в котором бы вина за аварию прямо и безоговорочно возлагалась на конкретных операторов атомной станции. Тем более печально, что в обществе господствует мнение об операторах как о виновниках взрыва на ЧАЭС. Сегодня слово в защиту операторов только тогда может быть услышано и воспринято в обществе, если оно будет не менее весомым, чем заявления властей в первое время после аварии.

Пора положить конец ситуации, когда заключения о причинах аварии делают эксперты, далекие от ядерной науки и инженерии, специализирующиеся в смежных областях или, того хуже, на "популярной дозиметрии". К сожалению, комиссии, сформированные только из украинских и российских ученых и специалистов не всегда свободны от предвзятости из-за преемственности узковедомственных традиций и корпоративных интересов в научных кругах.

Говоря о причинах аварии, нельзя не сказать о преемственности или наследовании иного рода. В аварийной защите реактора, которая должна быть индифферентной к нравственности и профессиональному уровню оператора, к сожалению, оказались заложены не лучшие моральные качества ее создателей. Иными словами, "железо", организованное человеком в сложную инженерную систему, унаследовало духовность его творцов. Такое наследование - неизбежное явление в любой рукотворной машине или системе, основанной на высоких технологиях. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы уровень гражданственности, ответственности перед собой и другими людьми, уровень духовности в обществе соответствовал уровню высоких технологий, которыми это общество стремится овладеть. Именно устранение дисбаланса между нравственным и технологическим развитием общества - основной залог безаварийного использования высоких технологий.

Восстановление справедливости по отношению к операторам Чернобыльской АЭС - это не только признание их подвига и дань памяти погибших. Это еще и шаг к пониманию и признанию истинных причин технологических аварий вообще. Такое понимание должно способствовать нравственному росту общества в целом и, в частности, повышению культуры безопасного обращения с потенциально опасными технологиями (не только ядерными) на всех этапах и во всех сферах деятельности человека: при проектировании новых установок, их изготовлении, транспортировке, строительстве и монтаже, эксплуатации и ремонте, снятии с эксплуатации, при принятии решений - как инженерных, так и политических.

Исходя из этого, усилия по восстановлению справедливости в отношении чернобыльских операторов и их реабилитации приобретают чрезвычайную важность, пренебрежение которой может свидетельствовать о том, что общество остается все еще не готовым к безопасному использованию новейших технологий.

С уважением,
участники арт-группы "Стронций-90":

Алексей Бреус,
Татьяна Чеброва,
Валерий Голейко.


 

 |  Home  |  Info  |  Artists  |  Gallery  |  Events  |  Links  |  Contacts  | 

Copyright Sr-90 Art Group, e-mail: tralfven@mail.ru